Статьи Литературная гостиная
12:23, 14 Февраля 2012
44
0

Дневник жены лейтенанта, или Не ходите, девки, в армию



3 декабря.
Приехала. На КПП расписалась как «временный посетитель» - регистрационный журнал для жён пока ещё не завели.
Квартира хорошая, двухкомнатная. Больше ничего не рассмотрела, потому что света в ней нет.

4 декабря.
Разговаривала с командиром. Он живописал мне здешние условия – отдельное жильё, горячая вода, магазин и перспективы работы. Намекнул, что можно бы уговорить мужа подписать контракт. Приводил меня в хорошее настроение различными средствами – улыбкой, сияющей генеральской лысиной и стихами поэтов Серебряного века. Расстались мило.

5 декабря.
Муж провёл свет. Рассмотрела квартиру. комнат и правда две, но в одной из них найдено оригинальное дизайнерское решение – убрать обои и оставить бетонные стены. Такой авангард не очень понимаю.
Во второй комнате стиль более консервативный, обои есть. Но сверху на них- весьма оригинальный бордюр, при ближайшем рассмотрении оказывается обширными колониями плесени. Да, я всегда знала, что на Кольском полуострове много грибов.
Есть ещё кухня. Но в ней нет отопления. На кухне есть холодная вода, правда, тонкой струйкой, которая иногда прерывается. Это значит, нужно постучать по трубе, и сосед снизу закроет кран. Тогда вся вода достанется мне.
Горячая вода тоже есть. Но из батареи под потолком в бетонно-авангардной комнате. Есть даже туалет. Но на улице. Идти до него не очень далеко, но по сугробам.
Ладно, с милым рай и в шалаше. Зато какие здесь горы!

6 декабря.
Магазин пока не работает. За продуктами ездим в соседний посёлок на персональном транспорте. Транспорт гремит, кряхтит, пахнет соляркой и называется КАМАЗ. Выделен персонально женщинам и детям части для путешествия в садик, школу и магазины. Познакомилась почти со всеми. Люди весёлые, жить интересно.


12 декабря.
Захотелось помыться. Пошла в пункт стирки белья, там есть душ. Стоя под душем, изучала удивительное разнообразие плесневых грибов на стенах и параллельно размышляла о приспособляемости насекомых. Паутина затягивает стены сеточкой, прямо поверх грибных узоров. Интересно, каких сумасшедших мух едят здешние пауки? Ведь ни одна нормальная сюда не залетит. И чем питаются грибки, растущие на цементе? Может быть, я открою новый вид? Какая всё же интересная у меня профессия!

14 декабря.
Да, моя профессия интересная. Но лучше бы вместо двух своих дипломов у меня был один, пусть даже купленный, но – фельдшера. Эту новость мне сообщил командир, предварительно осторожно осведомившись, не истеричка ли я. Видимо, ожидал, что от подобной новости меня придётся отпаивать валерьянкой. С облегчением вздохнул, когда я согласилась ждать вакантного места лаборанта насосной станции. Снова мило расстались.
А магазин всё ещё не работает…

19 декабря.
Закончился местный сериал – история про сосульку.
Началась она некоторое время назад. На самом большом доме висела сосулька. Тоже – очень большая, этажа так до третьего (а всего их пять). Один капитан, выйдя утром из подъезда, поднял голову и подумал: « Надо сказать лейтенанту, путь пришлёт бойцов и собьёт сосульку. А пока буду-ка обходить дом с другой стороны, мало ли что». За делами службы капитан забыл сказать лейтенанту про сосульку. Но дом старательно обходил с другой стороны, правда, почему – не помнил.
Тем временем про сосульку сообщили замполиту – как заместителю командира по сосулькам и другим важным делам. Он обещал принять меры. И действительно, после обеда он ходил по городку и предупреждал всех встречных: « Осторожно, там сосулька!»
Сегодня один из лейтенантов не выдержал, залез на крышу и сбил сосульку сам. А капитан ходил целый день с растерянным видом и спрашивал: « Где сосулька? Как – сбили? Ну вот, а я только вспомнил, почему это дом с другой стороны обхожу…А уже не надо…»
Магазин заработал!

23 декабря.
Готовили детский утренник к Новому году. Вопреки запрету замполита, решили снять со сцены надпись «Зимнему периоду – боевой накал» и заменить её на более прозаическую – « С Новым годом!»
Украшали ёлку. Из-за её высоты и нашего малого роста до конца украсить не удалось. Попросили офицеров помочь с техническим обеспечением. Обеспечение в лице солдата со стремянкой прибыло через полчаса. Но солдат сказал, что боится высоты, поэтому на стремянку полезла председатель женсовета.
Ёлка получилась нарядная.

29 декабря.
Ездили в город. В квартире заметно прибавилось мебели. К двум кроватям, четырём табуреткам и столу прибавились телевизор и ноутбук. Хорошо бы найти ещё один стол, потому что нынешний используется как кухонный шкаф. На нём и в нём находится вся наша кухонная утварь – плитка, чайник и две тарелки, спёртые из местной столовой.
Также хорошо бы найти ещё хоть одну табуретку, которая использовалась бы по своему прямому назначению. Пока что у нас есть две прикроватные тумбочки, обеденный стол и тумбочка под телевизор. И не важно, что все эти предметы выглядят как табуретки. Это универсальная мебель последнего поколения! А там в углу – вовсе не коробка из-под телевизора, а компьютерный стол. Ну и что, что картонный. Раз ноутбук стоит – значит, компьютерный стол!

31 декабря – 8 января.
Десять дней ничегонеделания. Новый год – с телевизором, ананасами и шампанским. В клубе - замполит, поэтому идти туда мало кто захотел.
Выяснила, что если макарон нет в магазине, значит, они есть на почте.
Муж периодически ходит на службу., ворчащий и не выспавшийся. Весь городок, то есть все три дома, стоят непривычно тихие. В трезвом виде и твёрдой походкой ходят только солдаты. Тишина изредка нарушается репликами отдельных счастливчиков, чьё дежурство в казарме приходится на праздники, - они очень тепло вспоминают замполита, составившего график дежурств. Из правил приличия тёплые реплики привести не могу, но замполит, говорят, икал сильно.
В очередной раз ходили мыться. Всё-таки горячий душ – это здорово. Жаль, что вода была горячей только первые пять минут…

9 января.
Вышли на службу. Замполит долго допытывался у офицеров на утреннем разводе – кто взял его тарелку и погнул мельхиоровую вилку на новогоднем празднике. В доказательство вынимал из кармана унылого вида вилку с завязанными в узелок зубчиками и долго тряс ею. Женсовет решил для возмещения ущерба подарить замполиту вилку и тарелку. На 8 марта. Чтоб успокоился.

15 января.
Ночью был сильный ветер. В соседнем посёлке повалило вышку связи. У нас унесло трубу с котельной и часть забора. Котельная работает и без трубы, а дыра в заборе никого особо не напрягает. Всё равно все знают, что холостяцкая тропа пролегает в дальнем углу городка, где забор плавно переходит в болото.

16 января.
Дыру в заборе всё же заделали. По словам командира, чтоб «не водили…э-э-э…женщин лёгкого поведения» (цензура моя).
У всех только два насущных вопроса: когда выдадут продуктовый паёк и зарплату?

17 января.
Работала цветным принтером. Штабной принтер перестал быть цветным через два дня после покупки. Он не вынес откровенной сути изображений, на радостях распечатанных некоторыми офицерами, и, скорбя о нынешней морали, стал чёрно-белым. Поэтому буквы на пожарный щит красной ручкой раскрашивала я. Все 208 штук. Вместе с принтером скорблю о морали.
Мужа в это время послали читать лекцию солдатам о том, как много всего им положено с нового года. Целых три яйца в неделю.
Говорят, в прежних пайках офицерам тоже выдавали много яиц – яйца за молоко, яйца за масло и собственно яйца. В качестве одного из вариантов применения высказывалась идея кидаться яйцами в командира на разводе. Или в продуктовый склад. Но в итоге всё же поднатужились и съели.

18 января.
Прошёл слух, что приедет высокая комиссия по вопросам тыла. Командиры спешно объявили выговор погоде и отправили всех на уборку снега. По городку разбрелись мрачные солдаты с лопатами и маленькими санками. На них снег вывозят за пределы части. Все сугробы внутри части срочно делают кубическими.
Вопрос с пайком и зарплатой висит в воздухе…

19 января.
Комиссии ещё нет. Обещают устроить учебную тревогу. Тревожные чемоданчики стоят уложенные в углах. На всякий случай офицеры готовятся к самому худшему – ночевать на позиции. Поэтому берут с собой еду, зарядники для мобильников и ноутбуки.

20 января.
Комиссии всё ещё нет, тревоги тоже. Но сегодня к мужу подошёл командир и поинтересовался: «А почему это твоя жена до сих пор не нарисовала стенгазету для нашего подразделения? » Видимо, завтра мне будет, чем заняться.
Дома большая радость: появилась тумбочка. Теперь книги больше не будут лежать в ящике из-под посылки.

21 января.
Рисую стенгазету. Поскольку принтер всё ещё в скорби, то картинки для неё чёрно-белые. Равно как и фотографии вновь прибывших солдат. Чтобы не было так похоже на траур, разрисовываю молодое пополнение ярко-жёлтыми звёздочками.
Очень хочется пообщаться с командиром и попросить стол. На полу как-то… не того…половицы в коленки впиваются. Неудобно.

22 января.
Чудеса бывают. Дома появился стол. Отмыла, накрыла занавеской для ванны. Она красивая, в цветочек. Ванны нет, а стол есть, так пусть пользу приносит.
Комиссии всё ещё нет. Тревога была, мужчины удалились на позиции. Говорят, было всё нормально – в обществе нескольких ноутбуков играли в «Сталкера». Вернулись вечером в бодром боевом настроении.
Интересно всё же, когда дадут паёк? Или хотя бы зарплату?

23 января.
В магазине завели долговую тетрадку. Наша строчка там пока самая короткая. Это обнадёживает.
Комиссия не едет. Но все ждут её приезда. Командиров распирает от усердия. На вечернем осмотре личного состава в казарме замполит скомандовал солдатам « показать свои ж…», пардон, пятые точки, нет ли там синяков. Не знаю как замполит, а солдаты поразвлекались – ну когда ещё безнаказанно покажешься без штанов подполковнику?

24 января.
Нет комиссии. Провалилась. Но должна быть. Поэтому от усердия по-прежнему лопаются. Четвёртый дивизион, который отвечает за чистоту на левой половине плаца, коварно под покровом ночи убрал на пять метров снега больше. Утром третьему дивизиону пришлось делать то же самое на своей, правой половине плаца. Спрессованный в большие кубы несколько дней назад снег нарезали мелкими кубиками и увозили на тех же санках подальше за забор. Солдаты и молодые лейтенанты, руководившие процессом, очень любят комиссию и с нетерпением ждут её приезда. Пламенные речи опускаю, потому что бумага, конечно, не краснеет, но люди – очень даже.

25 января.
Из-за отсутствия еды решили вскрыть коробку с «дневным рационом», который выдают на случай тревоги. Надеюсь, его хватит на ближайшие три дня.
Есть яблочное повидло, вкусное, но мало. Свиная тушёнка просто замечательная, только на три части одна банка плохо делится. Галеты, которые предлагают использовать вместо хлеба, с чаем похожи на печенье. Открылась интересная военная тайна: срок годности галет и консервов – два года, а срок годности всего пайка – пять лет. Наверное, новые технологии.
Самая вкусная вещь – сосисочный фарш, напоминает «Завтрак туриста» из детства. Жаль, 50 грамм на 6 бутербродов плохо намазывается…
А комиссии по-прежнему нет…

26 января.
Сегодня мужу дали обыкновенную лампочку и сказали, что она должна стать синей, потому что по инструкции «аварийное освещение осуществляется синим фонарём…». Ладно, хоть не красным. Пришлось раскрашивать лампочку синими чернилами из гелевой ручки, смешанными с корректором на водной основе – так цвет ровнее ложится. Прикладная химия.. Лампочка посинела. Кисточка корректора и отдельные места на столе – тоже.
Комиссии нет. Пайка нет. Зарплаты нет. Ложки нет… Ой, это не отсюда.

27 января.
Сегодня воскресенье, но, как сказал командир, в армии выходных не бывает. Встаем в 6.30. Спать очень хочется…
Случайно открыла инструкцию для дежурного. На одной странице написано: «обязанности командира труппы…» Хорошая опечатка. Конечно, мы называемся группой подразделений, но иногда…
Комиссии всё ещё нет. Проходит срочная перепись населения: столов, стульев и т.д. на всё вешают бирочки: « Гвоздь №1, инвентарный номер…», « Гвоздь №2, инв. номер…». Пока без номера бегает только кот из столовой, но, думаю, и у него на хвосте скоро появится бирочка « Кот. Инв. №…»

28 января.
Комиссию обещают после обеда. Вроде бы всё завершено, бирочки на каждом гвозде и столбе. Спешно перестирали всё бельё. В одном подразделении, видимо, стали размножаться люди – судя по сданной одежде, их в два раза больше, чем числится. Запасливый старшина вынул бельё из заначек семилетней давности….
Стиральную машину обозвали «готовящейся на списание» - конечно, пусть отдохнёт…вот комиссия уедет, ей ещё стирать и стирать.



Екатерина (Fellis-Wild)

Обсудить на форуме

Хотите, чтобы ваши произведения попали на страницы нашего сайта? Присылайте их нам

чтобы присоединиться к дискуссии!
Опрос
Как вы относитесь к совместному сну с ребенком?